Человек человеку оборотень

Маргус Микомяги, fotki Mats Õun

Mari ja palvetajad

Прошлым летом на эстонской сцене вновь появилась драма «Оборотень». Написанная Аугустом Кицбергом сто четыре года тому назад, она считается одним из основных текстов нашего народа. Постановщик – внук якутского шамана Сергей Потапов, во время репетиций спектакля отметил свое 40-летие. На сцене – современная трагедия!

Молодую женщину лишают жизни рядом с церковью – так Сергей Потапов начинает действие пьесы. По сему случаю жителям близлежащей округи приказано там же собраться и стать свидетелями расправы над ведьмой. Дабы устрашились. Свист ударов кнута. Начало действия выстраивает цепочку последующих событий. Мы пришли на спектакль, мы зрители, свидетели театрального действия. А как насчет личного соучастия в происходящем? – С кем себя отождествляем? На чьей стороне окажемся?
Ставшая классикой пьеса Аугуста Кицберга повествует о взаимоотношениях “своих” и “чужих”, толпы и индивидуума, обычного и исключительного, что весьма созвучно современной действительности. Пост фактум, однако, следует признать, что в своей работе и постановщик и эстонские актеры остались верны авторской мысли. На этом месте хотелось бы подчеркнуть и непреходящий масштаб этой драмы, что Сергею Потапову удалось воссоздать на сцене всего лишь с семью актерами!

Mari ja KristoЧерный крест 

Свист кнута. В пронзительные звуки внезапно врывается мелодия народной песни. Сакральная успокаивающая музыка проникает в наше сознание – свист кнута и колокольный звон. Эстонский хутор Таммару. Семья поджидает отца. Из маленького катехизиса Мартина Лютера приемная дочь Мари заучивает десять заповедей. Среди них и заповедь “не убий”. Сын Маргус мешает сводной сестре, ему хочется играть и он пугает девочку. Впервые звучит слово «оборотень». Мать же, хозяйка дома, на вопрос, что означает это слово, коротко отвечает : «Вырастешь и узнаешь».
На сцене хозяин хутора и батрак. Они возвращаются из церкви, у которой кнутом забили ведьму. Воздух холодный и соткан из страхов… В теплом хуторском доме появляется чужой ребенок – дочь теперь уже мертвой ведьмы!
Хозяин и хозяйка не против оставить девочку на хуторе. Хозяин решает запахать весной еще кусок землицы, чтобы на все рты еды хватило, а хозяйка сердцем чувствует, что не сможет она утром выставить за дверь, на холод и съедение волкам это божье дитя. И вот живут они вместе до тех пор, пока в сюжетную линию пьесы не врывается любовь. Сцена: слепая бабушка вместе с домочадцами молится у большого черного креста: “Господи, Отец наш Небесный, спаси и сохрани род и кровь нашу!”
Бог молитве не внимает. Тийна, дочь ведьмы, красивее, милее и совсем иная, чем Мари. Хозяйский сын Маргус влюблен в Тийну. Мари же в отчаянии и обвиняет сестру, что та, дескать, превращаясь в оборотня, задирает жеребят и ягнят. Дальнейшие события развиваются не в пользу Тийны: в итоге Маргус предает ее, а хозяин-отец изгоняет в лес выросшую в его доме девушку. Плотская Мари – своя, а вольное дитя природы, похожая на фею Тийна, становится чужой.
И вновь возникают вопросы: на чьей стороне зритель и кто же оборотень на самом-то деле? Постановщик не дает четких плакатных ответов и зрителям следует самим решать, что правильно, а что нет? И поможет ли изгнание чужака сохранить эстонцам чистоту крови и рода?
По-видимому, и для Кицберга, и для тех, кто следит за этой игрой, значение имеет и само название эстонского хутора Таммару, принадлежащего эстонской семье по фамилии Таммару. В имени этом слились две силы: «ару» – ум и «тамм» – дуб, крепкое дерево-долгожитель.

Mari LillПауза
Самое подходящее время для знакомства с эстонским театром. С тем, чего мы достигли за два десятилетия свободы. Если кто не знает, то нас, эстонцев, живущих на самой земле предков, насчитывается менее миллиона, а театры в течение года посещает более миллиона человек! Я полагаю, что в отличии от всего остального мира сезон наших театральных деятелей – это летние постановки. Они рождаются повсеместно и их играют тоже повсеместно – на болотах, на хуторах, на побережье… эстонцы же тщательно отыскивают эти места и едут на встречу с театром. И хотелось бы подчеркнуть, что такие постановки не ориентированы только на развлечение. Годами в наших летних театрах ставились пьесы, которые становились событиями года.
На настоящий момент в Театральном союзе Эстонии в качестве свободных художников себя указали 237 актеров из 507 членов союза. У нас две театрально-художественных школы, в каждую из них студентов принимают с двухгодичным циклом. Актеры, постановщики, драматурги и театральные художники изучают свою специальность четыре года.
С советских времен в Эстонии сохранилась система репертуарных театров. В ней восемь учрежденных государством целевых центров, один публично-правовой и два городских театра. Форма управления изменилась, но суть репертуарного театра сохранилась. Помимо того, у нас есть и частные театры, их более сорока. Некоторые из них существуют уже пару десятков лет, некоторые возникают лишь для пары спектаклей, после чего исчезают.
Поставивший спектакль «Оборотень» театр-проект R.A.A.A.M – по сути театр одного человека, основателем и продуцентом которого является Мярт Меос. Причина, по которой среди всех театров хотелось бы выделить конкретно этот в том, что давняя идея пригласить на постановку эстонской классики режиссёра из-за границы, принадлежала именно Марту Меосу. В частности, исключительно по его инициативе пьеса «Оборотень» была переведена на персидский язык, чтобы ее смог прочитать Гомаин Ганизадех, иранский режиссер, постановку которого «Антигона» (с логотипом R.A.A.A.M) в марте этого года играли и в Санкт-Петербурге.
Я рассказываю об этом давно возникшем у Мярта Меоса желании потому, что ни он, ни якут Сергей Потапов, начиная работу над постановкой “Оборотня”, не могли и подумать о том, насколько изменится мир к лету 2015 года. Поток людей в Европу, спасающихся бегством от войны и террора, так называемые военные беженцы, “свои” и “чужие”, религиозные войны… – перед важным выбором нынче оказались, как большие, так и малые народы. И совместная работа Сергея Потапова, Мярта Меоса и эстонских актеров оказалась по-своему созвучной сегодняшнему холодному дыханию – жить или умереть. И она чрезвычайно актуальна. (лучше “И чрезвычайно актуальчой”).

Свободa или консерватизм?

mari pärjatud2

Учитывая сюжетную линию, постановщик Сергей Потапов во время работы над пьесой остается верен ее автору. Но слова словами, а “Оборотня” Потапова определяет прежде всего его художественный язык, родившийся в сотрудничестве постановщика с актерами.
Потапов как бы не доверяет сегодняшней поверхностности и лицемерию слов и предоставляет актерам возможность сделать их явными, иначе говоря, осуществить «перевод» своего невидимого внутреннего монолога, превратив его в “видимый”. И тогда, к примеру, в игру вступают … камни. У каждого персонажа свой камень – либо на шее либо в кармане. Камень – это хлеб который едят. Хозяйский сын Маргус, в поисках понимания и защиты у слепой бабушки, протягивает ей свое сердце. Оно – из камня…
Игра, открывающая внутренний мир архитипных героев, придает предмету обеспокоенности маленького эстонского народа мировой масштаб. Среди прочих в постановке выделяется фрагмент, когда все вместе, собравшись на большом празднике люди, должны решить, что же им предпочесть – свободу или консерватизм? И внезапно сцена заполняется не людьми, а зайцами, каждый из которых сосредоточено грызет свою морковку… Или пассаж, когда по сцене передвигаются две женщины – одна на четвереньках, другая – прямо и у обеих лица сокрыты платком – необычайно сильное воздействие, вслед за которым и неожиданная развязка – это хозяйка и падчерица Мари возвращаются из бани и сушат свои волосы. И таких причудливых переходов в постановке ровно столько, сколько требуется, чтобы сценические образы не разрушая друг друга, рождали бы их целостность. И, конечно, все тот же вопрос: что настоящее, а что игра?
Постановщик Сергей Потапов достиг общего языка с эстонского актерами, что чрезвычайно естественно и безусловно необходимо, и что обеспечило выход за рамки так называемых будней и психологического театрального языка. Не говоря уже о воздействии его на зрителя. Постановка не предполагает ответа-лозунга, что же понимать под оборотнем – свободу ли, которую несет Тийна, дочь ведьмы, или замкнутое выживание, которое подчеркивают и в которое верят жителя хутора Таммару?
Также нельзя не отметить декорации и костюмы – скупую, но безошибочную работу художника Эрвина Ыунапуу, впечатляющее музыкальное оформление композитора и актера Ардо Ран Варреса и безукоризненную режиссуру света Прийду Адласа. Одна группа крови на всех – то, что и создает новое и действенное пространство сценического мира.
У эстонцев есть поговорка: «Первых покидают, последних убивают, домой же возвращаются те, кто посредине». Думается, что начиная работу над спектаклем, якут Сергей Потапов не знал нашей поговорки. Может быть, к счастью. Во всяком случае, он заставил нас о ней задуматься. Искусство, что родилось в результате этой работы Сергея Потапова, – свободно, неожиданно и непосредственно. Не бойтесь его!

Аугуст Кицберг (1855–1927)
О нем говорят – “самоучка”.
Пьесы писателя рождались вместе с эстонским профессиональным театром.
1906: драма «В вихре ветров”, постановкой которой был открыт театр Ванемуйне. Тема: любовь и революция.
1911: трагедия «Оборотень». До этого, еще в 1891 году Кицберг написал рассказ «Оборотень». Тема: свобода и ненависть к чужаку.
1912: драма «Бог мошны». Тема: человек и деньги.
1915: музыкальная комедия «Поездка на сватовство» (музыка Юхана Симма). Тема: продажность журналистики и журналистов.
1918: трагедия «До петухов». В 1969 году пьеса была поставлена Яаном Тоомингом (под названием „Рука для поцелуя“. Постановка эта считается началом обновления театра в шестидесятых годах прошлого века

Сергей ПотаповkAvgL922_zWF97cw51eRG-Q_-pP91ZhflHO2wOyWpe8

Постановщик и режиссер из Республики Саха. В российских театральных кругах и в мире кино его называют “якутским Тарантино”.
Родился в якутской деревне в 1975 году . На Иванов день, в Эстонии, ему исполнилось 40 лет. Дед был шаманом, отец – экономист-бухгалтер, мать -преподаватель якутского языка и литературы.
Имеет сына и дочь, оба говорят на языке саха. В настоящее время работает постановщиком в Якутском академическом драматическом театре, где в свое время послужил и актером и главным режиссером. Профессии актера обучался в Якутии, режиссуре в Москве.
Говорит, что любит свои постановки, как детей. Следит, как они растут, взрослеют и стареют. И любит их смотреть из зрительного зала, чтобы корректировать, исходя из реакции публики. Сейчас на его счету более тридцати постановок. Кроме того участвует и в работе над созданием фильмов.
Преподавал в театральной школе, но прервал, почувствовав, что отдает себя больше, нежели получает взамен. Мечтает о новом поколении актеров, свободных от влияния традиций советской и русской театральной школы. Планирует набрать в театральной школе свой курс и обучать молодых в этом направлении.
Обращает внимание на потепление климата – в Сибири тает вечная мерзлота и зимы там больше не такие морозные. Сам, будучи ребенком, зимовал с температурами даже ниже 60 градусов.

R.A.A.A.M
По своей сути – свободный театр, с датой рождения 24 апреля 2000 года и активом сценических постановок числом в 38.
В первые годы (2000‒2004) формировался в сотрудничестве с режиссером Мерле Карусоо.
В 2002 году, будучи первым представителям театральной Эстонии на знаменитом фестивале Wiener Festwochen, R.A.A.A.M. показал пьесу «Save our souls III» и провел двухнедельную творческую мастерскую под руководством Мерле Карусоо.
С 2004 года актеры театра стали работать в местечке Вийнисту, вскоре поставив там «Портрет замерзающего художника». Спектакль «Чертовщина» (“Põrgu wärk”), премьера 2005, был признан лучшей постановкой года среди эстонских театров (постановщик Хендрик Тоомпере).
Сама идея Свободной сцены родилась в период экономического кризиса.
Театр Свободной сцены был открыт в сентябре 2014 года.
R.A.A.A.M. сотрудничал с восьмью зарубежными постановщиками.
Первым зарубежным режиссером стал иранец Гомаин Ганизадех, поставивший в Эстонии свою интерпретацию «Антигоны». Премьера состоялась 11 августа 2010 года, спектакль же играется и по сей день.
Брендом R.A.A.A.M. стали равно, как поиск новых театральных подмостков для своих работ, так и участие в различных театральных фестивалях за рубежом.
К примеру, летом 2015 года помимо «Оборотня» R.A.A.A.M. поставил и спектакль Мадиса Калмета «Год чудес», сценой которому послужил хлев для крупнорогатого скота в местечке Янеда, а также пьесу того же автора под названием «Оркестр Титаника», которую сыграли на железнодорожном вокзале в городе Тапа
«Оборотень» – 39-ая постановка R.A.A.A.M.
Руководитель театра Свободной сцены – Мярт Меос (47), он же продуцент и создатель R.A.A.A.M.

Lisa kommentaar

Sinu e-postiaadressi ei avaldata. Nõutavad väljad on tähistatud *-ga